[На]Cтоящий Человек. Догма? Истина? Религия?

Вот и подошла к концу моя серия проповедей «[На]Cтоящий Человек».

Изучая материалы, посвященные Иешуа, я заметил, что Его личность вызывает все меньше скептицизма, посеянного либеральным богословием, и что большинство современных исследователей Иешуа сегодня работают в атмосфере принятие того факта, что Он, без сомнения, историческая личность. Я надеюсь, что евангельская церковь, наконец, преодолеет предрассудок, что исторический Иешуа не имеет значения для христианской веры. И я очень надеюсь, что эта серия изменила ваше восприятие Иешуа. В этих изменениях заложены возможности для переосмысления традиционного христианства и его практики. А пока позвольте мне сделать промежуточные итоги.

На протяжении всего времени изучения Иешуа, подспудно или явно, я поднимал тему догматики, истины и религии. По этим трем направлениям всегда присутствует в некотором роде расщепление понятий. Давайте пройдёмся по этим трем направлениям.

Догматика

Рассказывать о бесконечной склонности любой религиозной группы проваливаться в окопную войну с внешним миром я, наверное, не буду. Это немного другая история. Но одно из оружий такой окопной войны на религиозных полях — это догматика (чётко сформулированные и систематизированные религиозные правила, догмы и представления).

С одной стороны, догматика очерчивает границы и защищает религиозную группу от слияния (собственно, этим и занимались книжники и фарисеи времен Иешуа), с другой — это тот случай, когда крепость может превратиться тюрьму.

Фото носит иллюстративный характер. Фото: Basil James

Несмотря на то, что большинство людей сегодня в слове «догма» улавливают в основном негативные коннотации, я считаю, что она полезна, чтобы структурировать свое восприятие Бога и осмыслить реальность с помощью чётко сформулированной мысли. Догматика помогает сформулировать смысл в деталях. Так люди учатся мыслить точнее. За это я люблю догматику. Но это не означает, что она не подтверждена переменам или застрахована от ошибок. Именно потому я очень рекомендую ознакомиться с книгой «История христианской догматики» Луиса Беркхофа.

Нужно также знать, что христианская догматика первое время находилась под прямым влиянием иудаизма, поскольку сам Иешуа и Его Апостолы были иудеями. Современные исследования Иешуа решают важную задачу, стараясь воссоздать Его образ именно в контексте иудаизма того времени, гораздо более сложного и многообразного, чем мы полагали еще недавно. Эти исследования все больше показывают, что Иешуа был скорее инициатором «движения иудейского обновления» (Герд Тайссен).

Однако по мере «деиудизации» христианской церкви, которая началась примерно во II веке н.э., церковная догматика оформлялась под влиянием уже греческой мысли, которая окончательно была сформулирована на Вселенских Соборах (325-787 гг.). Одним из таких примеров можно считать доктрину о Троице. Эта доктрина помогла христианской церкви сформировать свою собственную идентичность, чтобы бесповоротно порвать с иудаизмом, но это уже отдельный разговор.

Чтобы лучше понять Иешуа, нужно вернуться в нарратив Его времени и, соответственно, понимать в каком дискурсе развивалось Его служение. Иешуа пришел не для того, чтобы уточнить или исправить какие-то положения иудаизма. Его цель заключалась не в том, чтобы вступить в спор с существующими религиозными группами, исправить их или более точно передать учение о Боге и человеке; и, тем более, Иешуа пришел не для того, чтобы создать новую религию в противовес иудаизму.

Все больше и больше раздаются голоса на арене христианской мысли, что Иешуа трансформировал (искупил?) главные символы Иудаизма, которые и легли в основу учения новозаветной церкви: Завет, Храм, Земля, Народ, Закон и Царство, а не отверг их.

Даст Бог, я начну новую серию проповедей по каждому из этих символов. Вы удивитесь, насколько глубоко был трансформирован иудаизм второго Храма. Возвращение к иудейской догматике помогает лучше осмыслить Евангелие и переосмыслить привычные христианские учения.

Тем не менее, средоточием служения Иешуа была не догматическая система, а историческое и долгожданное событие — то есть Евангелие (Радостная Весть). Весь смысл этой Вести в том, что Бог пришел! Он здесь! Он услышал вопль своего народа и готов совершить новый исход, чтобы освободить своих людей из-под ига греха и тьмы. Бог услышал плач бедняков, угнетённых и оставленных. Бог пришел, чтобы простить грехи и принять в Свои объятья. Бог пришел в лице Иешуа, чтобы создать Новый народ, заключить с ним Новый Завет и ввести его в Новую землю. Я считаю, что это событие важно держать в фокусе своего восприятия, иначе Весть Евангелия становится архаичной абстракцией, не относящейся к реальной жизни. Это событие повлияло не только на религиозный уклад жизни, но и на социальный.

Приход Бога в мир выводит верующих на новый уровень духовного восприятия: раз сам Бог посетил Свой народ, и Он пребывает в нас и среди нас, тогда имеет смысл начинать жить по-новому. «Если Бог за нас, то кто против нас?» (Рим 8:31). Это не только красивый слоган, но и реальность, в которой развивалась первая церковь. 

Фото носит иллюстративный характер. Фото: Jametlene Reskp

Все императивы Нового Завета продиктованы этим событием, чтобы последователи Иешуа начинали жить по-новому.

«А приз этот — новая жизнь, к которой призвал нас Бог через Христа Иисуса» (Фил. 3:14).

О влиянии важного события на поведение и настроение человека можно судить по тому, как мы готовимся к ярким событиям в своей жизни: день рождения, юбилей, собеседование, свадьба, рождение ребенка, покупка жилья и так далее. Во всех этих случаях мы думаем об этом, готовимся к новой встрече, наряжаемся, чтобы все стало особенным. Иешуа объявил о том, что Событие, предсказанное пророками Ветхого Завета, совершилось — пора жить по-новому!

Истина

Теперь немного в продолжение темы о догматике. Евангелист Иоанн описывает любопытный сюжет. Незадолго до распятия Иешуа, Пилат спросил Его: «Что есть истина?» (Ин. 18:38). Это вопрос, на первый взгляд, кажется неуместным среди всех бушующих страстей, но это только на первый взгляд. Пилат был известен как прагматичный, и даже циничный человек, и вряд ли он находился в духовных исканиях.

Однако, судя по описанию Иоанна, тот угодил в хитро расставленные сети местной иудейской знати и хорошо понимал, что священники хотят избавиться от Иешуа из зависти. Находясь в ловушке политических игр, он не мог найти достойный для себя выход из ситуации: силовой вариант все бы усугубил, а явно встать на сторону мученика — значит подписать себе приговор. Перед ним стоит ненавидимый иудейской знатью Царь Иудейский, а он, возможно, впервые в своей карьере всего лишь пешка в руках священников. Где же истина?

Очевидно, что в данной ситуации, как впрочем, и в любых других политических интригах, истину не найти. Увы, но факт — по сей день людям кажется, что истину можно поместить в формулировки, и чем точнее они, тем истиннее. Я ничуть не обесцениваю усилия человека подчинить истину своей воле. Но истина остаётся неуловимой даже для самого изысканного языка, а поскольку любой язык подвержен влиянию времени и культуры, Новый Завет настаивает, что истина воплотилась в Иешуа, потому сказано, что «истина в Иисусе» (Еф. 4:21).

Фото носит иллюстративный характер. Фото: Bermix Studio

Да, Иешуа трактовал Закон Моисея, и временами Его трактовка разительно отличалась от религиозных мейнстримов тех времен, но все же Иешуа не спустил с горы Синай Закон Моисея 2.0 и не вносил в него Свои авторитетные поправки. Он распространил не новую Истину, а прежде всего её влияние, которое в полной мере могли ощутить на себе ученики и весь народ: при буквальном соприкосновении с Иешуа и Его учением, люди переживали настоящую внутреннюю трансформацию. Его личность, жизнь, поступки, характер стали воплощением живой истины. Истина воплотилась в Человека, она стала живой, она заговорила на арамейском языке, ходила среди нас, передавая живительный смысл Торы — «возлюби Бога и возлюби ближнего», а потом — «иди и поступай так же». Тут можно смело заявить, что истина не у Иешуа, а в Иешуа.

Апостол Павел поясняет:

«А вы совсем не так познавали Христа, если, конечно, вы услышали о Нем, если вы были наставлены Им, ведь истина — в Иисусе. Вас научили, что нужно отказаться от того, что было свойственно вашему прежнему образу жизни, что нужно совлечь с себя ветхого человека, которого губят обманчивые страсти. Обновите свой ум и дух и облекитесь в Нового Человека, созданного по образу Бога, в истинной праведности и святости!» (Еф. 4:20-24).

Иешуа исполнил древнее пророчество Иеремии:

«Иной договор Я заключу тогда с потомками Израиля, — говорит Господь. Я вложу Закон Мой им в сердце, в их сердцах его начертаю. Я буду их Богом, они будут Моим народом!» (Иер. 31:33).

Божий Закон теперь помещается в сердце человека. Настоящие перемены начинаются внутри него. Это яркая черта Нового Завета. Истина должна воплотиться в каждом из нас, чтобы мы не просто повторяли её как попугаи, а имели перед собой  пример Нового Человека — Иешуа. Нужно вступить в химическую реакцию с Божьим Законом так же как это описывает автор послания Евреям:

«Потому что нам точно так же возвестили Радостную Весть, как и тем. Но тем не пошла на пользу Весть, которую они услышали, потому что они не соединили ее с верой» (Евр. 4:2).

Религия

Иешуа пришел не для того, чтобы учредить новый религиозный Институт: из-под Его пера не вышла ни одна книга Нового Завета. Он явил Себя как подлинный человек: сострадающий, понимающий, в том же время сильный, мудрый, способный на смелые поступки и сентиментальную любовь.

Его образ вобрал в себя весь тот замысел Бога относительно Израиля, который так и не был реализован. Иешуа впитал в Себя Дух Закона, всю историю Израиля, чтобы, наконец, воссиял Свет в темном мире. В этом и заключалась миссия Израиля, но которая была с треском провалена. Иешуа вдохнул новую жизнь в понимание Торы. Он был исцеляющим дуновением ветра, подобно тому, как Дух Божий носился над водою, перед тем, как Творец начал придавать контуры бесформенной материи.

Фото носит иллюстративный характер.
Для иллюстраций статьи использованы фото с сайта unsplash.com

Все это отсылает читателя Нового Завета к истории сотворения мира в книге Бытие (1-2 главы). Именно поэтому Апостол Павел очень любил книгу Бытие. Павел часто к ней обращался, когда хотел подчеркнуть, что пришествие Мессии — это новое творение, а не просто новая религия («кто во Христе — тот новое творение», – 2Кор. 5:17). Другими словами, через Иешуа, истинного Человека, Бог творит человечество нового образца:

«А теперь отбросьте все это: ярость, гнев, злобу, ругань, непристойные разговоры! Не лгите друг другу, ведь вы уже сбросили с себя ветхого человека со всеми его делами. Вы облеклись в нового человека, который постоянно обновляется, все больше уподобляясь образу своего Создателя, и продвигается к истинному познанию Бога. И здесь уже нет ни грека, ни иудея; ни обрезанного, ни необрезанного; ни варвара, ни скифа; ни раба, ни свободного. Есть только Христос, Он — всё и Он — во всем!

Так облекитесь в милосердие и сострадание, в доброту, скромность, кротость, долготерпение, раз вы избранники Бога, Его святой и любимый народ. Переносите терпеливо друг друга и прощайте, если кто-то на кого-то в обиде. Как Господь простил вас, так и вы прощайте! А поверх этих одежд облекитесь в любовь, она все связует и все направляет к совершенству» (Кол. 3:8-14).

С трудом вериться, что Павел здесь описывает правила новой религии. Скорее это выглядит как правила нового человечества! Обновленного человечества. Человечного человечества. Иешуа — это магнит, притягивающий осколки Божьего образа в людях. Из этих осколков, как из пазлов, Бог создает церковь — это коллективный Иешуа.

Итог

Фото носит иллюстративный характер.
Для иллюстраций статьи использованы фото с сайта unsplash.com

Цель моего повествования не в том, чтобы противопоставить вышеупомянутые понятия по принципу «или-или», а сместить акценты туда, где им и место:

  • наша догма — это свершившееся событие, когда Бог посетил наш мир в лице Иешуа;
  • наша истина — это влияние, когда Бог изменил сердце человека через Иешуа;
  • наша религия — это человечность, когда появился новый народ, коллективный Иешуа, продолжающий жить в каждом из нас и через нас.

Это высокая цель, и я призываю от всей души каждого из нас посвятить свою жизнь этой миссии, потому что выше неё нет ничего. Наш мир прекрасен, но он сломан. Мир полон боли, люди разобщены, ранены, одиноки, оставлены, несчастны. Люди способны на крайнюю жестокость, пытки и циничность. Но Бог пришел в этот мир, и все еще остается. Он поручил эту миссию нам, церкви, чтобы событие Евангелия, влияние Его Царства и  Его люди продолжали миссию Иешуа.