Число человеческое

Вступление

Книга Откровения для большинства читателей Библии, включая христиан, остается территорией Бермудского треугольника (аномальной зоной). Я занимаюсь этой книгой вот уже почти 20 лет. Большинство интерпретаций напоминает попытки «натянуть сову на глобус» (да простят меня мои слушатели за такую небогословскую оценку).

Вот некоторые примеры.

Шляпа фокусника

Фото носит иллюстративный характер.
Для иллюстраций статьи использованы фото с сайта unsplash.com

Каждый кризис становится «последним временем». Бесчисленное количество раз книгу Откровения «притягивали за уши» на каждом изломе человеческой истории, выискивая среди современных политиков «того самого» антихриста, хотя в Откровении ни разу не встречается слово «антихрист». И в ком только не видели антихриста, и где только не находили число 666: в чипах, штрих кодах или номере паспорта. Одним словом, «ловкость рук и никакого мошенничества».

Кладезь для конспиролога

Непонимание библейской апокалиптики подпитывает работу воспаленного воображения относительно всемогущества злых сил, явно преувеличивая их возможности править миром. Цель новозаветной апокалиптики как раз подчеркнуть всевластие Бога, а не дьявола.

Богословская гимнастика

Существуют более рациональные и адекватные взгляды на книгу Откровение — по большей части это интерпретации отдалённого смутного будущего, которые породили три классических подхода: амеллинаризм, премилленаризм и постмилленаризм. Между этими школами ведутся бесконечные баталии, что не может не смущать рядовых верующих: «ну раз богословские умы не могут прийти к консенсусу, то что говорить про меня?», — так рассуждает обычный христиан, и бежит от греха подальше.

Кастет Иисуса

Существуют более рациональные и адекватные взгляды на книгу Откровение — по большей части это интерпретации отдалённого смутного будущего, которые породили три классических подхода: амеллинаризм, премилленаризм и постмилленаризм. Между этими школами ведутся бесконечные баталии, что не может не смущать рядовых верующих: «ну раз богословские умы не могут прийти к консенсусу, то что говорить про меня?», — так рассуждает обычный христиан, и бежит от греха подальше.

И, наконец, книга Откровения не раз превращалась в  некий «Иисусов кастет», которым пользуются фанатики, чтобы наносить удары по неверию людей и внушать им ужас вечной погибели, пылающего ада, вызывая тем самым не те чувства, которые нужны для глубинного покаяния. Определенно, животный страх перед адскими мучениями и монстрами апокалипсиса — это не то, что нужно для истинного преображения человека и возвращения к Богу.

Что такое книга Откровение?

Фото носит иллюстративный характер. Фото: Stefan Steinbauer

Книга Откровение — это пример новозаветной апокалиптики. Апокалипсис (гр. Αποκάλυψις) значит «обнажать, открывать, снимать покрывало, открывать тайну». В том-то и дело, что само название не предполагает неразрешенных загадок, но несмотря на это, она остается таинственной книгой, полной фантасмагории и ужаса. Кажется, большинству читателей не удавалось подобрать нужный ключ для понимания книги Откровения. Хотя, современники Иоанна предположительно должны были понимать ее хорошо: ведь книга обнажает сущность войны между добром и злом, которая разворачивалась в I веке нашей эры.

Фредерик Фаррар отмечает в своей книге «Первые века христианства»:

«Нетерпимость, невежество, сектантское изуверство, вечное фарисейство человеческого сердца сделали из Апокалипсиса (книги Откровение) любимое поле битвы…Но при правильном понимании она полна богословского назидания».[1]

Откровение откровения

Я предлагаю верующим смотреть на книгу Откровения под тремя ракурсами:

  • исторический
  • общественно-социальный
  • личностный

Историческое

Сама структура книги и богатство ее символизма вообще не предполагает буквального или хронологического толкования. Книга полна «таинственных» чисел (7, 666, 144.000, 1240, 12), загадочных имен (Аввадон, Армагеддон, Полынь) и тонких намеков, которые без всякого сомнения понимали современники Иоанна.

Нужно сказать, что в христианстве до сих пор ведутся споры об актуальности Апокалипсиса Иоанна. Вот уже долгое время доминирует представление о поздней датировке книги, то есть 95 год нашей эры в период правление римского императора Домициана. Однако в 19 веке в западно-европейских евангельских кругах стали раздаваться голоса о ранней датировке Откровения, примерно до 70 года нашей эры. Один из таких голосов принадлежит Kenneth Gentry («Before Jerusalem fell», 1989).[1] Разумеется, ранняя датировка книги только на руку христианской библеистике, ведь чем раньше датируется новозаветный документ, тем меньше вероятности искажений или исправлений. Однако, ра́нняя датировка выводит толкователей на пути, которые могут противоречить общепринятым диспенсациональным  взглядам на Откровение. Другими словами, если признать раннюю датировку, то перед нами возникает ещё одна возможность толкования: содержание книги Откровения в большей своей части реализовалась в период иудейской войны (66-70 гг.).

Таким образом, книга Откровение может рассматриваться в качестве апокалиптического парафраза 24 главы Матфея, где в 30-х годах Иисус даёт точное предсказание падения Иерусалима, разрушения Храма, исчезновение иудейской цивилизации и рассеяние евреев, как это описано в книге Второзаконие 28-29 главах. Иисус предсказал «от и до» всё то, чего ждать в ближайшие 40 лет («не пройдет род сей, как все сие сбудется»).

Описание новозаветных авторов помогают понять как первые последователи Иисуса отреагировали на это предсказание — определённо, они жили в ожидании этой катастрофы, потому продавали имения (Деяния 2 глава), ввели брачный мораторий (1Кор. 7 глава) и активно распространяли Благую Весть среди еврейской диаспоры («во-первых, иудею…»).

Фото носит иллюстративный характер. Фото: Daniil Silantev

Спустя 40 лет апокалиптичные предсказания Иисуса полностью сбываются. Об это подробно рассказал в своей книге «Иудейская война» Иосиф Флавий.

Сначала пришли лжемессии, обольстившие милитаристской риторикой своих современников («всадник на белом коне»). Их приход сопровождался природными явлениями, которые обыватели принимали за Божьи знаки. Затем регионы заполнились военными слухами, после чего последовала жестокая война («всадник на рыжем коне»), отголоски которой были слышны по всей римской империи: евреев истребляли во всех крупных провинциях. В результате войны и длительной осады Иерусалима, да и войны в целом, на землю пришёл страшный голод («всадник на вороном коне»). По некоторым данным, которые достаточно скудные, погибло примерно один миллион евреев («всадник на бледном коне»).

Другими словами, Откровение рассказывает о том же предсказании, которое сделал Иисус, но другим языком — языком апокалиптики. Однако это, отнюдь, не означает, что книга Откровения перестаёт быть актуальной, и тем более, богодухновенной, ведь она — Божье Слово для последующих поколений христиан, чтобы понимать вращение колес истории, особенно в неопределенные времена (к примеру, в такие, в какие мы живем сегодня).

Общественно-социальное

Книга Откровения остается актуальной на все века. Если мы возьмем на себя труд добраться до сокровищ, таящихся в Откровении, то будем вознаграждены, поскольку эта книга снимает покрывало с процессов, в результате которых на мировую арену выходят монстры, пожирающие все живое и глумятся над всем тем, что дорого самому Богу: жизнь, красота, справедливость, истина и свобода.

Мировые масс-медиа постоянно ведут счет угрозам расовых и религиозных войн. Колонки комментаторов, редакционные статьи, разделы новостей и комментарии подписчиков различных каналов буквально пропитаны хорошо знакомыми страхами: перед ядерной войной, экономическим хаосом и экологической катастрофой, перед лицом растущей преступности и насилия, перед порождением секретных био-лабораторий — таинственными вирусами-убийцами, перед терроризмом и бесконечной чередой землетрясений, наводнений, голода и разрушений… И «сильные мира сего», и обычные граждане, — задают один и тот же вопрос: «Есть ли надежда?» А в ответ слышится рев мировой прессы: «Для планеты Земля надежды нет!»

Билли Грэм в книге «Четыре всадника Апокалипсиса» замечает:

«Апостол Иоанн, находившийся в ту пору на острове Патмос, различил гул, накатывавшийся издалека, неблизкий, но неотвратимый топот копыт — и поднял тревогу. Этот призыв Иоанна, слова предостережения, произнесенные им 20 веков назад, и сегодня звучат столь же отчетливо и актуально».

Давайте вспомним шестую главу:

Четыре всадника Апокалипсиса продолжают скакать по окружности нашей планеты:

  • Всадник на белом коне, увенчаний золотой диадемой, величавыми речами и блистающим видом, сеет дух превосходства. Его победное шествие сравнимо с факельным шествием и венцом на голове, несет сначала с собой откровенную и лживую пропаганду превосходства.
  • Затем на арену выходит всадник на рыжем коне, в руках которого огромный меч. После себя он оставляет войну, люди убивают друг друга, отравленные идеологией всадника на белом коне.
  • Всадник она вороном коне приносит с собой голод и разорение. Жестокое разочарование, но уже поздно. Войны расчеловечивают людей. На грани голодной смерти люди, или то, что от них остается, поедают друг друга.
  • Всадник на бледном коне собирает кровавые смерти, ведет хладнокровную статистику смерти. Таков цикл апоклипсиса.

Книга Откровение открывает изнанку всех войн, которые люди подают под соусом мессианства. Вот так ад и приходит на землю: через неистовые амбиции людей, примиряющих на себя божественные диадемы. И снова зверь выходит из кипящего моря хаоса в сопровождении лжепророков, убеждающих в «справедливости» драконовских, античеловеческих законом («нельзя продавать и покупать») и навязывании тотального контроля над всем живым.

В конце концов, борьба добра и зла происходит не между русскими, белорусами, украинцами или коллективным западом, а между людьми и нелюдями, между Божьим людьми и людьми дьявола.

Личностное

Те же самые процессы происходят на личностном уровне. Когда человек достаточно долго подавляет истину ложью (отрицание, перенос, бессознательность), рано или поздно нарушается равновесие:

 «Если вы не меняетесь в условиях постоянного постепенного преобразования, неизбежно накапливаются несоответствия и неисправленные ошибки. Чем более вы упрямы (вернее, высокомерны), тем дольше они будут наслаиваться друг на друга. Рано или поздно неизвестного становится так много, что от него невозможно больше прятаться. В этот момент появляется дракон подземного мира, раскрывает пасть, и вы отправляетесь в чрево зверя, во тьму ночи, в царство мертвых. В такой обстановке легко рождается ненависть».[1]

 «Повергающая в трепет суть этого способа мышления такова: не лгите, особенно самому себе, чтобы не нарушить процесс, который дает вам силы вынести трагедию окружающего мира. В своей слабости – из-за последствий лжи – вы станете жестокими, высокомерными и мстительными. Затем вы превратитесь в бессознательного посланца сил разрушения и будете служить им, приближая конец всего сущего».[2]

Фото носит иллюстративный характер. Фото: Siddhesh Mangela

Моисей Маймонид (еврейский теолог и радикальный философ) верно заметил однажды:

«Мы есть то, что мы совершили, и никто не принуждает нас идти по пути сострадания или жестокости, честности или коварства».

Дэвид Харт (православный философ) подмечает:

«…на самом деле я всё же верю в ад – в смысле бездонного и порабощающего страдания, в которое мы ввергаем себя, отвергая ту любовь, которая одна может освободить нас. Я верю, что на самом деле мне и самому случалось, так сказать, переживать этот ад изнутри; подозреваю, что нечто подобное испытывало и большинство из нас, по крайней мере по прошествии определенного возраста. И было бы глупо воображать себе, что мы можем самостоятельно высвободиться из этого плена. Практически все мы проводим жизнь пленниками собственного эго, которое есть не более чем тень, отбрасываемая нашей душой, но которое мы тем не менее совершенно не в состоянии одолеть без помощи и без благодати. Поэтому тайна, которую мы слишком часто скрываем от себя, заключается в том, что мы каждодневно пребываем в аду».[3]

I. Зло реально

Меня всегда удивлял яркий и образный язык Откровения. У пророка Исайи есть такие слова: «злодеи злодействуют, и злодействуют злодеи злодейски» (Ис. 24:16). Лучше и не скажешь про наши времена.

В мирное время все выглядит безопасно, зло в большей степени ограничено законами, культурой и цивилизацией. Оно проявляет себя на микроуровне: мелкое хулиганство, домашнее насилие, воровство, локальные убийства. Но под воинственные призывы тиранов вся эта пена поднимается со дна на поверхность и приобретает пугающие размеры.  То что спало во тьме долгие годы, вырывается на поверхность. Мелкие преступники, слабость, двоедушие, безликость и безобидная ложь моментально приобретают глобальные масштабы, но это время для христиан сохранить свою верность Богу.

«Неправедный пусть еще делает неправду, нечистый пусть еще сквернится; праведный да творит правду еще, и святой да освящается еще» (Откр.22:11).

Все эти ужасные монстры не прилетают с другой планеты и не вылазят из-под земли, как это описано в романе Герберта Уэлса «Война миров». Они все — порождение людей. Это мы, люди, выпускаем их на свободу.

Фото носит иллюстративный характер. Фото: Syarafina Yusof Hire

Неспособность понять природу зла ведет к его окончательной победе. По прошествии жестокого и кровопролитного I и XX века мы столкнулись не только с непониманием зла, но и с отрицанием самого его существования. Но зло больше всего жаждет своей невидимости. Откровение приоткрывает завесу, чтобы верующие понимали суть происходящего.

II. Бог реален

Если существует зло, должно существовать и добро, а, следовательно, должен быть Тот, Кто определяет неизменные критерии и того, и другого — это Бог.

Обычно мы объясняем возникновение морали чисто по практическим соображениям, поэтому появлялись культуры и цивилизации. Другими словами, нужно, чтобы люди договаривались между собой, чтоб не истребить друг друга.

Отчасти это так, но этого недостаточно. Кто-то обязательно говорит себе, «ну раз кто-то так решил, что это добро, а это — зло, то почему я должен этому следовать?». Обязательно найдется кто-то более наглый и задаст себе другой вопрос — «а с какой стати я должен подчиняться принципам культуры и общепринятым устоям, которые придумали люди?».

В книге Откровении Бог восседает на престоле:

«И от Сидящего исходило сияние, подобное сиянию драгоценных камней яшмы и сердолика, и вокруг престола словно бы изумрудная радуга» (Откр. 4:3).

Он восседает над кипящим морем ужаса, в котором человечество обречено. Хотя Он и на высоте, Ему не безразлична судьба мира. Бог — надежда верующих на праведный суд. Эта идея так или иначе присутствует в книге:

«…я увидел под жертвенником души убитых за Слово Божье и за их свидетельство. Они закричали громким голосом: «Святой и Истинный Владыка! Почему Ты до сих пор не судишь жителей земли и не мстишь им за нашу кровь?»

Тогда каждому из них дали белую одежду и велели подождать еще немного, пока не заполнится список их братьев, которые служат вместе с ними и так же, как они, будут убиты» (Откр.6:9-11).

Мир нуждается в Боге больше, чем он может себе это представить. Когда Бога нет, основание для того, чтобы различать добро и зло становится зыбким. В Библии Бог — это страж вселенского порядка, хранитель добра и ограничитель зла.

III. Зло ограничено

Фото носит иллюстративный характер.
Для иллюстраций статьи использованы фото с сайта unsplash.com

Иоанн видит выходящего монстра из моря в сопровождении своей нечестивой свиты. Это завораживает и парализует одновременно. В истории всегда были правители и режимы, для которых нет преград. Это страшно. Такие не видят преград для своих желаний. Это логика психопатов и убийц — «я хочу».

Как сказал один британский политик и историк Джон Актон: «абсолютная власть развращает абсолютно».

Александр Солженицын писал в «Архипелаге Гулаг»: «Неограниченная власть в руках ограниченных людей всегда приводит к жестокости».

Каким бы пугающим не был очередной монстр, его возможности ограничены. Человек смертен. Но еще ужаснее, как говорил Булгаков, «человек внезапно смертен».

У любой даже самой продуманной системы ограничены ресурсы. В этом смыл «числа человеческого», о котором пишет Иоанн — 666. Я не стану перечислять все существующие толкования этого числа. Достаточно знать, что человек был сотворён в шестой день. Это его день. Но вот следующий за ним день — Седьмой — это Божий день! За Ним последнее слово. Мы будем с терпением ждать Его вердикта, который придёт в своё время. А пока будем помнить, что…

«…народ Божий призывается хранить стойкость и верность!» (Откр. 13:10).

IV. Путь искупления реален

Попробуйте вообразить, что бы вы почувствовали на месте Иоанна, если бы на ваших глазах из пасти самой преисподней выползали чудовища, трудно поддающиеся описанию. Иоанна переполняет страх перед надвигающимся хаосом войны, его сердце разбито, что его друзья переживают ужасные страдания, вынуждены принимать мучительно трудные решения.

Но в следующий миг рядом с Иоанном стоит сам Мессия, Царь мира, вершащий историю мира, — одно Его  присутствие наполняет Иоанна надеждой. Бог держит будущее Своего народа в Своих руках. Пример Иисуса сообщает верующим, как они могут принять участие в Его миссии искупления и обновления планеты. Именно в этот момент истории вы стоите перед лицом очень серьезных проблем, возможно, вы даже на грани отчаяния.

И тут приходит Мессия, чтобы сказать тебе: «Я Господь! Нет таких обстоятельств, которые неподвластны Мне, и ты можешь положиться на Меня».

Мы Его люди, и нам суждено было родится как раз в такое время, чтобы дожить до этого времени. То, что когда-то видели и слышали наши бабушки и дедушки, теперь видим и слышим мы. Кто-то сказал: «мы не выбираем времена, в которые родиться, но мы выбираем путь, которым мы можем идти».

Фото носит иллюстративный характер. Фото: Tom Barrett

В Откровении есть такие строчки: «…это те, кто следуют за Ягненком, куда бы Он ни пошел. Их выкупили из числа остальных людей; их предложили Богу и Ягненку как начаток; на устах их никогда не было лжи, эти люди непорочны» (Откр. 14:4-5).

Иисус — пример бесконечной преданности Отцу даже перед лицом смерти. Он не был насильником, не платил злом за зло, не отвечал грубостью на грубость. Он не угодил в капкан войны, чтобы разжигать нетерпимость и ненависть, но все «отдавал то Судье праведному». Тем не менее, Иисус был человеком совести. Он был всегда внутренне свободен. Он оказывал праведное сопротивление злу: говорил так, как думал, жил так, как верил и любил Отца, воплощение добра, всем сердцем. Он проложил путь истины и жизни. Он верил, что нет другого пути к Его Отцу. Так Он верил, с таким убеждением и умер, чтобы искупить нас для Бога и создать народ, похожий на Себя — церковь:

«Он отдал себя за нас, чтобы выкупить из рабства у всяческого зла и очистить народ, который будет принадлежать Ему одному и всей душой стремиться делать добро» (Тит. 2:14).

Иисус — это пример праведного и богоугодного противления злу. Следование за Ним — рискованно. И каждый должен для себя решить, пойдет ли этим путём.

В книге Откровение говориться, что верующие в Бога терпят кратковременное поражение (13:7) — так же как и Иисус: Он был арестован, избит, оплеван, унижен и, в конце концов, позорно убит. Но Бог это так не оставляет: как Иисус воскрес в Третий день, так и верующие обретают победу в Третий День.

Кроме того, ощущение проигрыша, хоть и  кратковременного, имеет свой смысл, который лучше всего передает Александр Солженицын:

«Простая истина, но и ее надо выстрадать: благословенны не победы в войнах, а поражения в них! Победы нужны правительствам, поражения нужны – народу. После побед хочется еще побед, после поражения хочется свободы – и обычно ее добиваются. Поражения нужны народам, как страдания и беды нужны отдельным людям: они заставляют углубить внутреннюю жизнь, возвыситься духовно».

Заключение

Фото носит иллюстративный характер. Фото: Matt Bennett

Мы победим. Мы победили, потому что Бог всегда побеждает. И даже если мы не увидим этой победы своими глазами в нашем поколении, мы увидим ее, когда Бог воскресит нас из мертвых, чтобы мы пережили удивительное время, когда все становится на свои места.


[1] Джордан Питерсон, «Карты смысла»

[2] Джордан Питерсон, «Карты смысла»

[3] Чтобы все спаслись, стр 72


[1] The book is controversial, because it goes against majority evangelical and Dispensational opinion that Revelation was written in the reign of Domitian in AD 95, though the pre-AD 70 date for Revelation was the dominant view of scholars in the 19th century and first two decades of the 20th century.


[1] Ф. В. Фаррар, Первые века христианства», с. 77